Naruto•Trust and Betrayal•RoleGame

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Naruto•Trust and Betrayal•RoleGame » Страна Травы » Комната Ичиру Киями <


Комната Ичиру Киями <

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Небольшая комната, всего шагов пять в ширину и семь-восемь в длину. Но из-за скудной обстановки кажется довольно просторной. Скалистые стены хорошо обработаны и покрашены в серый, но, впрочем, с довольно теплым и спокойным оттенком. В стене напротив двери небольшое ничем не завешенное окно, через которое проникает солнечный свет, и заливает видавший виды стол, который стоит тут же у окна. Справа стоит ничем не примечательная кровать. В углу справа от двери нечто среднее межу тумбочкой и комодом, в котором, судя по всему, предполагается хранить личные вещи. На этом предмете мебели стоит настольная лампа, с стальным зеленым абажуром. Ее назначение и история появления неведомы.

2

Киями ощутила, как теплый солнечный луч приятно скользит по щеке и уже не так приятно светит прямо в правый глаз. Сморщив нос, она перевернулась на бок и натянула на голову одеяло, закрываясь от солнца. Глаза открывать Киями не спешила. Она вообще никуда не спешила. На душе у нее была совершенная помойка. Такая тоска, что на стену хотелось лезть и выть в голос, но даже на это сил не было, потому что помимо всего прочего Ичиру чувствовала усталость и глухую ватную тупость в голове. Она зарылась поглубже в одеяло, будто надеялась в нем затеряться, и не встречаться с той ерундой, которую ей выдают за реальность. События вчерашнего дня она помнила смутно, но эти воспоминаний ей хватило, чтобы понять, что вчера с ней случилось что-то типа истерики. "И было отчего." - успокоила себя Киями. Последнее, что она помнила до вчерашнего дня была катана в ее теле, и драматичная кончина. "Даже умереть не могу по-человечески" - подумала Ичиру, завернутая в кокон одеяла. Она уже более или менее смирилась с мыслью, что действительно вполне себе жива. Умозаключение было не сложным: "Мыслю, следовательно, существую", тем более, что на ад похоже не было - слишком уж тепло и уютно. Свыкнувшись с мыслью о том, что Ичиру Киями вовсе не покинула этот свет, она решилась перейти к решению второй мучавшей ее проблемы. Ичиру резко села и выставив вперед руку, осторожно открыла сначала левый глаз, потом правый, потом поморгала, зажмурилась и опять открыла. Сомнений не было. Это была не ее рука. Сглотнув неведомо откуда взявшийся в горле комок, она продолжила исследование. Откинув одеяло, Киями оторопело осмотрела свои ноги, и потом, немного поколебавшись, оглядевшись по сторонам, будто опасаясь неожиданных свидетелей, обхватила руками свою грудь.
- Черт возьми! Это что за фигня? - выругалась она вслух и посмотрела на свои руки, сжимающие мягкую округлую грудь. В голове закружились возможные объяснения, самое правдоподобное из которых было, что Кабуто-сенсей провел на ней какой-то эксперимент. - Но он-то обещал меня изуродовать, а не приукрасить? - пробормотала Киями, и только тут поняла, что голос тоже не ее. Проверив, на всякий случай не торчат ли из горла трубки, она вдохнула по больше воздуха, и хрипло пропела:
- I'm…. singing in the rain
Just singing in the rain
What a glorious feelin'
I'm happy again....

Голос был сиплый и сорванный, поэтому разобрать сможет ли она еще петь было сложно. Свесив ноги с кровати, Киями продолжила исследование, ощупывая лицо и волосы, и оглядываясь в поисках зеркала. Не увидев ничего похожего, она подтянула правое колено к себе и опершись о него подбородком, обхватила его руками. Еще одна мысль не давала ей покоя: тот парень, которого она вчера приняла за призрака… он был гораздо старше, но, как две капли воды был похож на Саске.
- I'm happy again.... - пропела Киями и замолчала.

3

=> Комната Саске в убежище
Подойдя к дверям указанной Токугавой комнаты, куда вчера отнесли девушку, Саске прислушался. С той стороны не доносилось ни звука. Возможно, она все еще не пришла в себя. А возможно... Юноша тряхнул мокрыми волосами и открыл дверь.
Вопреки его ожиданиям, Киями не спала, а сидела на кровати. Брови Учихи поползли вверх.
-Кхм. Думал, ты спишь. Принес тебе одежду... - Саске поймал себя на мысли, что совершенно не знает, о чем ему говорить с девушкой. Все же это он насадил ее на катану и фактически убил ее. Положив одежду на тумбочку, Учиха отвел взгляд и взялся за дверную ручку. - Как... ты себя чувствуешь?
Самый идиотский вопрос из всех возможных, которые только можно было задать, но как-то надо было начинать. Учитывая, что со времени их последней встречи оба умирали. И что своим возвращением он был обязан не Орочимару, а Киями. Иначе сейчас бы оба в своем личном аду блуждали по туманным землям загробного мира. Знает ли она об этом? Что спасла ему жизнь. Главное, чтобы печать была пока в сохранности, иначе неизвестно, что удерживает душу в теле...

4

Внезапно Киями почувствовала чужое присутствие и услышала шаги за дверью. Практически в тот же момент ручка двери повернулась, и Киями, едва успев сграбастать одеяло и кое-как обернуть его вокруг себя,  подняла глаза на нежданного гостя. В голову пришла запоздала мысль, что, возможно, стоило бы вооружиться чем-нибудь тяжелым, раз уж на ниндзюцу никаких надеж не было. "Хотя тут и тяжелое не поможет," - вздохнула про себя Киями с грустью посмотрев на зеленую лампу, и живо себе представила, как она, стоя на ватных ногах, размахивает этой лампой аки фурия, и боится сделать шаг, потому что он, почти наверняка закончится тем, что она растянется на полу. Не только вид ее собственного тела был другим, но и его ощущение. Оно было каким-то незнакомым, движения получались медленными и неуклюжими. Да и удерживать одеяло одной рукой было бы неудобно. Размышляя подобным образом киями воззрилась на своего гостя - вчерашнего парня, похожего на Учиху, и не просто Учиху, а на весьма конкретного Учиху. Он выглядел несколько удивленным. "Вот уж кому стоило бы удивляться, так это мне," - подумала Киями и пробурчала:
- Выспалась. Спасибо. - посмотрев на ворох одежды, она запоздало подумала, что никакого скрежета засовов не слышала, значит, комната была не заперта. Похоже, все-таки зла ей здесь никто не желал.
Отметив, что Саске № 2, как она окрестила его для простоты, отводит взгляд и вообще выглядит несколько виновато и пристыжено, Киями хмыкнула. Определенно все было не настолько плохо, как она себе напридумывала.
- Как... ты себя чувствуешь? - спросил парень. Ему было явно не по себе.
- Неплохо. - сказала Киями светским тоном, будто все произошедшее вчера ее ни коим образом не касалось, и в данный момент она не сидела на кровати в незнакомой комнате, в незнакомом теле (!), завернутая только в одеяло, и не беседовала со странным парнем, насчет которого ее так же терзали смутные и тревожные догадки.  - определенно лучше, чем недавно.
Что она подразумевала под "недавно", Киями уточнять не стала, так как это оставалось загадкой даже для нее самой.  Заметив, что парень неуверенно сжимает ручку двери, она нахмурилась. "Ну уж нет. Не уйдешь, пока мне кое-что не объяснишь, Учиха-сан." Конечно, стоило бы одеться для начала, но приличия волновали Киями гораздо меньше, чем недостаток информации.
- Постой. Не уходи. - окликнула она его, - думаю, тебе стоит многое мне рассказать. Во-первых, кто ты? Учиха?  - она замокла на секунду, но не дав времени ответить, снова заговорила, - И кто я? Лично мне самой кажется, что я - Ичиру Киями, 15ти лет от роду, но некоторые факты заставляют меня в этом сомневаться. И еще. Мне нужно зеркало. Еще никогда в жизни, я так не хотела посмотреться в зеркало, как сейчас. - Киями неопределенно помахала у своего лица. - и еще у меня есть парочка второстепенных вопросов типа "Где я?" и "Что я тут делаю?" или "Что, черт возьми, здесь вообще происходит?!". - на этих словах Ичиру постаралась мило улыбнуться, и вопросительно уставилась на Учиху.

5

- Неплохо. Определенно лучше, чем недавно, - ответила девушка настолько неуместным здесь и сейчас светским тоном, что Саске ошарашено посмотрел на нее. Но только увидев выражение ее лица и услышав интонации, юноша ощутил, что уголки его губ против воли приподнимаются в улыбке. Только она могла так невозмутимо смотреть на него, то ли иронизируя, то ли говоря всерьез, в такой абсурдной ситуации. Хотя Саске прекрасно видел, чего стоило девушке держать себя в руках.
-Вот как. Ну с возвращением. Киями Ичиру, - сжав пальцами косяк двери, проговорил Саске, тем самым дав ей ответ на начало ее монолога.
-Да. Учиха. Саске.. - собственное имя далось ему как-то... странно. Чуть не срастившись с Хачиби и чуть себя не потеряв (а также не будучи уверенным, что это не повторится), он остро осознавал, что чувствует сейчас Киями. От него самого-то прежним осталось только имя. - Я тебя вернул. Сложным запрещенным ритуалом... - нечего ей пока про демона-змея знать. А то снова случится когнитивный диссонанс.
Зеркало... Хороший вопрос, где в этом убежище есть зеркала... За неимением такового, быстро оглядев комнату, Саске поднял начищенное до зеркального блеска блюдо с тумбочки и протянул девушке.
Прислонившись к дверному косяку, Учиха с непроницаемым выражением лица смотрел на Киями и пытался привыкнуть к ее новому облику. Взгляд его упал на побуревшее с разводами пятно печати у нее под ключицами.
-Печать эту пока не смывай. Я не уверен, что техника сработала как надо, поэтому лучше подстраховаться, - проговорил юноша.
А сейчас последует справедливый вопрос: "Какого демона ты меня вернул?!" И вот на него Саске не был уверен, что в состоянии пока дать оформившийся ответ. Вообще ощущал он себя на редкость погано. Словно побывав на той стороне, сам напитался этими эманациями смерти, тоски и безысходности.

6

"Саске." - повторила про себя девушка и отвела взгляд, сосретодочившись на разглядывании собственных сцепленных рук. Разумеется, Саске, а кто еще? Он изменился, повзрослел, но это был именно он, теперь у Киями не оставалось сомнений. Стало как-то неуютно, и в груди снова что-то затрепыхалось, раскурочивая воспоминания, которые Киями тщательно пыталась отодвинуть на задворки сознания.
- Я тебя вернул. Сложным запрещенным ритуалом... - продолжал между тем Саске. Он был немногословен, в отличие от Киями, но его несколько обрывочных фраз содержали в себе больше, чем весь ее монолог. Девушка, кусая губы и сжимая и разжимая ладони поверх одеяла, обдумывала сказанное. "Значит, это был ритуал возвращения. Возвращения из..." Заметно побледнев, Киями мельком взглянула на Саске и взяла протянутое ей блюдо. Отражение расплывалось разводами, но этого было достаточно, чтобы окончательно понять, что Ичиру Киями теперь выглядит совсем не так, как раньше. Киями провела пальцами по свей щеке, и вздувающееся на неровной поверхности отражение повторило ее движение. А когда было это "раньше"? Ичиру снова посмотрела на Саске, на этот раз более внимательно вглядываясь в его лицо. С их последней встречи прошло немало лет. А значит, ее настоящее тело, видимо, истлело в земле, изъеденное червями... Киями отложила блюдо в сторону, даже не разглядев толком печать, о которой говорил Саске. "Так. Успокойся, Ичиру." - приказала она себе, чувствуя, что еще немного и ее опять поглотит паника, и глубоко вздохнула.
Через некоторое время, когда ей показалось, что она все же взяла себя в руки, Киями проговорила:
- Я... - ей пришлось прочистить горло, чтобы голос стал слышимым, - я была мертва? Почему? - поняв, что она сказала что-то не то, она поспешно поправилась, - Я хочу сказать: почему ты меня вернул?

7

Еще когда ему в голову пришла сумасшедшая идея воскресить Киями в другом теле, он не ожидал, что это будет так тяжело. Даже не в плане исполнения, хотя это путешествие в мир Мертвых стоило ему десятка седых волос. Дело было в другом. Он стоял и смотрел на лицо незнамокой девушки, в которой не было ничего от прежней Киями. Лишь диковатое выражение лица и взгляд. Но это оказалось тяжелее, чем он ожидал. Ему приходилось все время напоминать, что перед ним Киями. А перед глазами плыли горькие воспоминания.
- Я... - Саске посмотрел в ее темные глаза. Уголки его губ опустились, между бровей залегла складка. Кажется, он догадывался, о чем она хочет говорить..
- Я хочу сказать: почему ты меня вернул?
Юноша чуть нахмурился. Легко было проговаривать это все про себя, твердить это как заклинание, чтобы был стимул бороться за свое существование. Почему он снова чувствует внутри себя эту пустоту, от которой, он думал, избавился после ритуала пробуждения демона и возвращения зрения?
-Потому что 5 лет назад от моей руки погибла девушка, которая не должна была умереть, - через силу произнес Саске. Он хотел сказать больше, но в горле образовался комок. Никакими словами не передать тот ад, через который он прошел после того, как похоронил Киями. Если вдуматься, те годы для него действительно были беспросветными, не только из-за слепоты.
-В ту ночь бурана в горах Мангекьо связал тебя и меня, наше сознание, техникой Отражения Луны. И перед тем как ты умерла, я почувствовал то, что ты пережила после возвращения к Кабуто, - глаза Учихи налились беспросветной чернотой ненависти. Сильнее он ненавидел только Итачи, а после - Старейшин, как узнал правду. - То, что я сделал... мне нет прощения. Я лишь хотел... хотел сказать, что... - тонкие губы юноши превратились в ниточку. Он не мог подобрать слов. - Хотел, чтобы ты жила. Просто жила... - Саске захотелось ударить себя чидори - мямлит как ребенок, но не может с собой ничего поделать. Сейчас ему было почти физически плохо - столько сумбурных эмоций, душевная боль, разбуженная воспоминаниями о смерти Ичиру и тех черных для него днях 5 лет назад. Отвернувшись, Саске потянул на себя дверь.

8

Киями рассматривала свои сцепленные руки, когда Саске пытался ответить на ее вопрос. Ему было трудно. Она чувствовала, что его тяготит этот разговор не меньше ее, а, может, даже больше. Киями отчего-то ощутила разочарование и обиду. Он просто исправлял ошибку, и теперь не знает, что делать дальше. Им двигало чувство вины за бессмысленную смерть пятнадцатилетней девчонки, которая днем раньше отчаянно вешалась на него, пытаясь спастись от одиночества и недовольства собой. Жалкая. Киями стиснула пальцы так, что они побелели. Она хорошо помнила, что удар Саске не был смертельным, если бы она сама не дергалась, специально дернулась, то Кабуто наверняка бы ее спас. Это было самоубийство. Почему он чувствовал, что это его вина? Если кто и подтолкнул ее к этому, то сенсей, или скорее собственные тараканы.  Она всегда чувствовала в себе потребность к саморазрушению…  Встряхнув головой, отбрасывая нездоровые мысли, Киями попыталась направить мысли в более позитивное русло. Пусть она здесь не очень-то нужна, но возвращаться назад она не собиралась. Хотя она не помнила ничего из того, что было с ней пока она была мертва, но эта черная пустота страшила ее до помутнения рассудка. Она бессознательно знала, что если будет хотя бы думать об этом, то эта тьма поглотит ее и больше НИКОГДА не отпустит.
- Саске, - окликнула Ичиру парня, когда он уже открыл дверь. Его имя произнесенное чужим голосом звучало странно и неестественно. Как звук расстроенного пианино. - Спасибо. - она смотрела прямо на него, будто что-то про себя решив. - Я не понимаю, совсем ничего не понимаю, но все равно спасибо. И…  - она беспокойно провела по волосам, пытаясь подобрать слова, - в том, что произошло не было твоей вины. Это я сама. Я не знаю, зачем. Хотела я сбежать или наказать себя за что-то... Ты же знаешь, я просто дура, все эти трубки, Кабуто-сенсей - все это одно. В том, что произошло, нет твоей вины. Наоборот.  Это только я виновата. Что заставила тебя тогда. Втянула во все это.

9

- Саске.
Уже открыв дверь, юноша замер на пороге и обернулся, посмотрев в такие чужие и одновременно такие знакомые темные глаза девушки. Почему-то от этого взгляда тугой узел в груди слегка ослаб и продохнуть стало значительно легче. Откуда-то возникало ощущение, что каменная стена между ними дала первую трещину. У него сложилось четкое убеждение, что Ичиру совершенно не рада, что ее выдернули из небытия столь бесцеремонным образом.
- Спасибо. Я не понимаю, совсем ничего не понимаю, но все равно спасибо. И… в том, что произошло не было твоей вины. Это я сама. Я не знаю, зачем. Хотела я сбежать или наказать себя за что-то... Ты же знаешь, я просто дура, все эти трубки, Кабуто-сенсей - все это одно. В том, что произошло, нет твоей вины. Наоборот.  Это только я виновата. Что заставила тебя тогда. Втянула во все это.
От неожиданного монолога девушки брови Учихи немного растеряно поползли вверх. Что за девушка... Вновь и вновь она удивляла его. В частности, этим неистребимым желанием все взять на себя. Всю боль, всю тяжесть.
-Что за дурацкая манера - винить себя во всех смертных грехах? - голос неожиданно прозвучал мягче, чем он ожидал. Глубже, приятнее, Саске это слышал со стороны и откровенно говоря удивился. Впрочем, как и то, что он выдал экспромтом, в общем, не задумывась.
Подойдя к сидевшей на кровати девушке, юноша провел ладонью по ее торчащим колом испачканным волосам, немного приглаживая и скользнул пальцами по ее щеке. И было в этом жесте больше, чем он мог выразить словами.
-Не дура ты, а одинокий ребенок. Сейчас это все кажется несущественным и бессмысленным. Абсурдным, - губы Учихи тронула грустная мягкая улыбка, хоть голос был напоен горечью. - Из всего, что случилось со мной, ты была самым настоящим. И если б не ты, меня бы уже не было в живых.
Взглянув в ее расширенные глаза, Саске качнул головой, словно еще раз подтверждая правдивость собственных слов, и вышел из комнаты, прикрыв за собой дверь.

10

- Что за дурацкая манера - винить себя во всех смертных грехах?  - спросил Саске неожиданно мягким голосом. Киями удивленно моргнула на такую стремительную перемену настроения, и, состроив недовольное лицо, тихо пробормотала:
- Кто бы говорил. И вовсе не во всех, а в одном и весьма конкретном. - Она бурчала скорее от смущения, пытаясь скрыть охватившую ее робость.
Замерев с широко распахнутыми глазами, Ичиру смотрела в глаза Саске, который, приблизившись к ней, нежно провел по волосам и щеке. Вздохнув, пытаясь унять сердцебиение, она вдруг ощутила, как из глубин ее мрачной души накатывает что-то светлое и радостное.
"Блин, какой он красивый…" Только сейчас она заметила, что у него изменился цвет глаз, у век к переносице были проложены темные тени… Киями хотела поднять руку, прикоснуться к его бледной коже, но так и не решилась.

Проводив Саске взглядом, Ичиру упала спиной на кровать, раскинув руки в стороны.
- И что это, черт возьми, сейчас было? - обратилась она к потолку за советом, не сдерживая довольную счастливую улыбку. - если б не ты, меня бы уже не было в живых... - повторила она слова Саске, пытаясь подражать его низкому голосу, и рассмеялась результату, ни чуть не напоминавшему оригинал.
Киями понимала, что сейчас крайне неподходящее время придаваться пустым мечтам, но не могла ничего с собой поделать. Сграбастав одеяло и обхватив его руками и ногами, она проигрывала в голове сценарии - один счастливее другого, и по-идиотски улыбалась тому, что придумала.
- Ну не дура ли ты, Ичиру? - наконец остановила она себя. И в самом деле, ситуация за пять минут до этого не располагала даже просто к разговору, а она тут уже размечталась. Уж чего не говори, а несмотря на свою привычку ко всякого рода размышлениям,  думала она всегда о чем-то не о том….
Но, так или иначе, на настроении произошедшее сказалось самым благотворным образом. Расправив на коленях принесенную одежду, Киями обнаружила темно-синюю юкату и такой же пояс.
- И как прикажете это одевать? - пробормотала она, вдевая руки в широкие рукава, и пытаясь припомнить, чему ее учила мать, когда они в последний раз вместе ходили на Обон. Тысячу лет назад. Кое-как справившись с поясом, Ичиру провела пятерней по волосам, пытаясь причесаться, и решительно двинулась к двери.

11

Пещеры >>

Три или даже четыре часа спустя Киями лежала на кровати в своей комнате, уставившись в потолок, и закинув руки за голову. Она пыталась заснуть, но это ей не удавалось. Переизбыток впечатлений любые ее попытки превращал сон в несусветный бред, который  больше мучил, чем освежал. Ичиру не могла прекратить думать. Ее мысли то и дело возвращались то к смерти и о ее возможных последствиях, то к жертвам, к которым прибегнул Саске, чтобы ее вытащить из лап Шинигами, то к самому Саске, и его возможным мотивам… то есть она не могла не думать о том, о чем думать как раз не могла и не хотела.
- Добилась чего хотела Ичиру? - спросила она потолок, и выдернув из-под головы подушку, накрыла ей лицо, прижав руками. Ичиру вспомнила родителей где-то через сто тысяч километров и сто тысяч лет от нее. Интересно, как они там? Все еще ждут ее домой? Внезапно Киями поняла, что больше никогда не сможет вернуться домой. "Мама, это я, Киями. Я умерла, но вернулась к жизни, отобрав у другой девушки жизнь и молодость… И не только она. Видела бы ты сколько крови там было. Хочешь ли ты меня видеть такую, мама? " - Киями невесело усмехнулась. Нет. Она никогда больше не увидит родителей. Не позволит им узнать об этом. Еще тогда, сбегая с Кабуто, она так решила, а сейчас уже отступать некуда. Задыхаясь от духоты, Киями отбросила подушку от лица, и раскинув руки снова уставилась уже ставшей ей ненавистным потолок.
- И что ему от меня надо? Ему нравится меня мучить?
Ичиру перевернулась, и обхватив одеяло ногами, уткнулась в него носом, всхлипывая. Жизнь казалась совсем беспросветной. Пожалев себя вдоволь,  Киями уселась на кровати и потянулась за одеждой.
- К черту всё. К черту гордость. Если не узнаю просто сойду с ума.
Надев порванную юкату, Ичиру все так же босиком вышла из комнаты.

>> Комната Саске


Вы здесь » Naruto•Trust and Betrayal•RoleGame » Страна Травы » Комната Ичиру Киями <


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC